Ожирение и жировой гепатоз печени

          Неалкогольная жировая болезнь печени (НЖБП) – рассматривается как один из компонентов метаболического синдрома . Нарушения липидного обмена (гипертриглицеридемия, гиперхолестеринемия) часто наблюдаются при НЖБП (20-30% случаев). При метаболическом синдроме НЖБП встречается в 55-75% случаев, при морбидных формах частота НЖБП возрастает до 70-93%. При индексе массы тела более 35кг/м2 стеатоз печени и неалкогольноый стеатогепатит (НАСГ) развивается у 95% и 36% больных соответственно. НАСГ (неалкогольный стеатогепатит) часто наблюдается у больных с ожирением, после бариатрических вмешательств. Например, после наложения еюноилеального анастомоза, функция печени нарушается в 40% случаев. А у больных СД типа 2 НЖБП находят в 50-78% случаев.
          Дополнительный фактор риска для развития НЖБП – питание с высоким содержанием жира (более 35%). Показано, что несбалансированное питание выступает в роли независимого фактора риска развития дистрофических изменений в печени. Современная модель патогенеза НЖБП представлена теорией «двух ударов», обуславливающих развитие гепатостеатоза («первый удар») и, в дальнейшем, формирование НАСГ под действием патологических факторов («второй удар»). Ключевым звеном для развития НЖБП является инсулинорезистентность (ИР).

          Начальный этап развития – гепатостеатоз, связан с накоплением в цитоплазме гепатоцитов липидов в связи с ИР печени, и гиперинсулинемии в портальной крови. Результатом гиперинсулинемии является повышенный липолиз, неконтроли- руемый глюконеогенез. В условиях отложения висцерального жира, повышенный липолиз приводит к повышению продукции свободных жирных кислот (СЖК), которые в силу анатомических особенностей поступают через систему воротной вены в печень. При этом СЖК образуются в повышенном количестве, снижается активный захват и удержание СЖК в жировой ткани, что приводит к отложению в печени избытка триглицеридов. О жировой дистрофии печени говорят, когда количество веществ более 5% от ее массы. При НЖБП содержание жира достигает 40% от массы печени. Из-за избыточного синтеза СЖК нарушается их компенсаторное окисление, активируются неокислительные пути расщепления, с образованием метаболитов, оказывающих липотоксическое действие на печень. Избыточное накопление триглицеридов в печени сопровождается снижением чувствительности гепатоцитов к инсулину . Увеличение концентрации СЖК в печени в сочетании с ИР способствует синтезу и секреции печенью ЛПОНП – атерогенной фракции липопротеидов. При стеатозе печени снижается устойчивость клеток печени к действию повреждающих факторов. Провоспалительными факторами в данном случае считаются нарушения метаболизма и окисления липидов в клетках, токсическое действие избытка СЖК, а непосредственными причинами гибели гепатоцитов и фиброза – перекисное окисление липидов (ПОЛ) и оксидативный стресс, цитокиновый ответ. Постепенно, накапливаются научные данные о том, что ведущую роль в перекисном окислении липидов (ПОЛ) играют повреждения и дисфункции митохондрий, при этом повышается продукция реактивных форм кислорода (РФК), участвующих в механизмах оксидативного стресса. Происходит активация провоспалительных цитокинов и стимуляция Fas – лиганда, оказывая прямое цитотоксическое действие на гепатоциты, вызывая гибель печеночных клеток. ПОЛ увеличивает образование цитокинов: фактор некроза опухолей- альфа, тканевой фактор роста В, интерлейкин – 8. Все это приводит к некрозу клеток и формированию гигантских митохондрий. Метаболиты перекисного окисления липидов(ПОЛ) – альдегиды (4 – гидроксиноненал и малондиальдегид) активируют звездчатые клетки печени, продуцирующих коллаген, стимулируют хемотаксис нейтрофилов.

          При наличии инсулинорезистентности (ИР) сначала липиды накапли- ваются в гепатоцитах, оттесняя ядро к периферии клетки. В результате гибели гепатоцитов, усиливается миграция нейтрофилов и макрофагов, затем и лимфоцитов, формируется хроническое воспаление.

          В результате этих процессов происходит прогрессирование жировой дистрофии, вплоть до стеатогепатита и фиброза печени . Существует ряд факторов, которые участвуют в формировании стеатогепатоза:

    • гепатотоксичные лекарственные препараты;
    • синдром мальабсорбции (при наложении илеоеюнального анастомоза, билиарно – панкреатической стомы, гастропластики по поводу ожирения, расширенной резекции тонкой кишки);
    • хронические заболевания ЖКТ, с нарушением всасывания, включая хронический панкреатит;
    • неспецифический язвенный колит;
    • быстрое похудение;
    • длительное ( несбалансированное по содержанию углеводов и жиров) парентеральное питание;
    • синдром избыточного бактериального обсеменения кишечника;
    • а- бета- липопротеидемия;
    • липодистрофия конечностей;
    • болезнь Вебера – Крисчена;
    • болезнь Коновалова – Вильсона

          В результате прямого влияния фармакотерапии НЖБП развивается не более, чем в 5%, а препараты которые могут привести к этому при монотерапии хорошо известны. Например, Амиодорон способствует накоплению липидов в гепатоцитах. Таким же действием обладают верапамил, нифедипин, ацетилсалициловая кислота, глюкокортикоиды, изониазид, рифампицин, нестероидные противовоспалительные средства.

          Характерной особенностью лекарственного ожирения является избыточное отложение липидов как в гепатоцитах, так и в клетках Купфера. Причем риск развития НЖБП значительно увеличивается при полифармакотерапии, когда пациент одновременно получает препараты, которые конкурируют за ферменты цитохрома Р-450 или транспортеры, обеспечивающие поступление веществ в цитоплазме гепатоцитов.

          НЖБП характеризуется бессимптомным течением, не зависимым от степени активности заболевания. Наиболее распространенный симптом – астения, дискомфорт, ноющие боли в правом верхнем квадрате живота, без отчетливой связи с провоцирующими факторами. При этом часто отмечается избыточная масса тела. При пальпации определяется увеличенный размер печени (50-75%), у некоторых пациентов наблюдается увеличение селезенки. У ряда больных снижается мышечная масса.

          На стадии цирроза печени выявляются признаки портальной гипертензии и печеночной энцефалопатии. Определяются 2 вида морфологической картины гепатостеатоза. Наиболее часто встречается крупнокапельное отложение жира, при котором одна большая жировая вакуоль оттесняет ядро гепатоцита к периферии клетки. Гораздо реже наблюдается мелкокапельный стеатоз, сочетающийся с повреждением митохондрий, ему присуще наличие множества мелких вакуолей жира вокруг ядра гепатоцита, сохраняющего центральное расположения ядра в клетке.

          Для неалкогольного стеатогепатита (НАСГ) одновременно отличает картина паренхиматозного воспаления с баллонной дегенерацией гепатоцитов, перисинусоидальным фиброзом и появлением телец Мэллори. При лабораторной диагностике – функциональные пробы печени у больных жировым стеатозом – нормальные; при НАСГ активность ферментов холестаза и цитолиза обычно повышена. При НЖБП печеночные пробы повышены от 60 до 90% случаев. Биохимический анализ крови обнаруживает повышение АЛТ/АСТ в 1,5-3 раза выше верхней границы нормы; причем активность АЛТ оказывается выше АСТ, в отличие от алкогольного гепатита, для которого характерно обратное соотношение между аминотрансферазами. При соотношении АСТ и АЛТ более 1,0 увеличивается риск развития фиброза печени. Активность щелочной фосфатазы изменена менее 50% случаев, концентрация альбумина в крови остается нормальной.

          При НЖБП часто отмечается гипертриглицеридемия, гиперхолестеринемия и нарушения липидного спектра; а, например, гипербилирубинемия, снижение протромбинового индекса наблюдается редко.

          В отличие от НЖБП для алкогольного гепатита характерен высокий уровень гамма- глутаминтрансферазы, ферритина и преобладание подъема АСТ.

          В 50% случаев НАСГ процесс постепенно прогрессирует и у 1/6 части пациентов развивается цирроз печени. К клинически значимым факторам риска фиброза печени относятся возраст пациента, повышение индекса массы тела (ИМТ), со стороны лабораторных показателей – повышенная концентрация АЛТ, гипертриглицеридемия, гипергликемия.

          Факторы риска прогрессирования НЖБП с развитием фиброза.

    • возраст старше 45 лет;
    • женский пол;
    • ИМТ более 28кг/м2 ;
    • увеличение активности АЛТ более 2 раз;
    • уровень триглицеридов более 1,7 ммоль/л;
    • наличие артериальной гипертензии;
    • сахарный диабет тип 2;
    • индекс НОМА – IR более 5

          К УЗИ признакам НЖБП относится дистальное затухание эхо – сигнала; диффузная гиперэхогенность печени; увеличение эхогенности паренхимы печени; нечеткость сосудистого рисунка и умеренная гепатомегалия.

Приглашаю Вас на консультацию
Врач-эндокринолог к.м.н. Слонимский Б.Ю.